Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ве

Верхняя запись

Обо мне:
Славянская традиция. Ведовство. Народное пение. Женский путь. Материнство. В такт Живой Земле

Провожу ЛЕКЦИИ и тренинги по славянским обрядам, мистике обрядового пения.
Чтобы пригласить меня - пишите на ящик ladolado@mail.ru ,  возможен приезд в ваш город.

ДИСКИ-сборники обрядовых песен, составленные с моим участием - можно посмотреть и приобрести:
http://vk.com/album2732034_160264689
совина

Народное пение - и пляска! - в литературе

...Вот и плетут девки кривой Ганке венок.
     В хате у Ганки душно. Пахнет кислым хлебом и кислой овчиной.
     Девки тесно уселись на лавке вокруг стола, красные, потные,  безбровые,
вертят, перебирают тряпочные цветы и ленты и орут дико, во всю мочь здорового
рабочего тела, гукающую песню.
     Лица у них свирепые, ноздри раздутые, поют, словно работу работают. А
песня полевая,  раздольная,  с  поля  на поле, далеко слышная.  Здесь сбита,
смята в тесной хате, гудит, бьется о малюсенькие, заплывшие глиной окошки, и
нет ей выхода. А столпившиеся вокруг  бабы и парни только  щурятся, будто им
ветер в глаза дует.
     -- Гой! Гзй! Го-о-о! Гой! Гэй! Го-о-о!
     Ревут  басом,  и  какие  бы  слова  ни выговаривали, все  выходит будто
«гой-гэй-го-о-о!». Уж очень гудят.

...

И вдруг запросили все:
     -- Бабка Сахфея, поскачи! Бабка Сахфея, поскачи!
     Небольшая  старушонка  в  теплом  платке,  повязанном  чалмой,  сердито
отмахивалась, трясла головой -- ни за что не пойдет.
     -- И чего они к старой лезут? -- удивлялись те, что не знали.
     А те, что знали, кричали:
     -- Бабка Сахфея, поскачи!
     И вдруг бабка сморщилась, засмеялась, повернулась к образу.
     -- Ну  ладно.  Дайте у иконы  попрощаться.  Перекрестилась, низко-низко
иконе поклонилась и сказала три раза:
     -- Прости меня, Боже, прости меня, Боже, прости меня, Боже!
     Повернулась, усмехнулась:
     -- Замолила грех.
     Да  и  было  что  замаливать!  Как подбоченилась,  как подмигнула,  как
головой вздернула, и-их!
     Выскочил долговязый  парень,  закренделял лапотными ногами. Да на  него
никто и  не смотрит. На Сахфею смотрят. Вот сейчас и не пляшет она, а только
стоит, ждет своей череды, ждет, пока парень до нее допрыгнет. Пляшет-то,
значит, парень, а она только ждет, а вся пляска в ней, а не в нем. Он
кренделяет  лапотными ногами, а у ней каждая  жилка  живет, каждая  косточка
играет, каждая кровинка  переливается. На него и смотреть не  надо -- только
на нее. А вот дошел черед -- повернулась, взметнулась и пошла -- и-их!
     Знала старуха, что делала, как  перед  иконой «прощалась». Уж  за такой
грех строго на том свете спросится.

// Надежда Тэффи. "Явдоха" (1914)
рассказ короткий, пара экранов всего http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=16617
совина

Еще о силе народного пения в литературе

Очень уместно попался мне сборник незнакомого прежде советского писателя Юрия Казакова. Его стиль - рассказы-зарисовки без четкого сюжета, много лиричной заманчивой природы, много сельского и отношенческого. Где-то между Шушкиным и Пришвиным. Читаю подряд, одни названия и то душу греют: "Осень в дубовых лесах"...
Но мы о народном пении. Мне кажется ценным собирать такие отрывки, где писатель - мастер слова - образно и ёмко выражает то, что многие из нас чувствуют по поводу колдовской силы народного пения, его трансового и очистительного действия.


Казаков Ю.П. "Трали-вали" (1959)

...Совсем осоловевший, он садится вдруг на лавку, приваливается к стене, двигает лопатками, шебаршит ногами, устраиваясь поудобнее, откашливается, поднимает лицо и запевает.
И при первых же звуках его голоса мгновенно смолкают разговоры. Непонятно, с испугом все смотрят на него! Не частушки поет он и не современные песни, хоть все их знает и постоянно мурлычет, - поет он на старинный русский манер, врастяжку, как бы неохотно, как бы хрипловато, как, слышал он в детстве, певали старики. Поет песню старую, долгую, с бесконечными, за душу хватающими "о-о-о..." и "а-а...". Поет негромко, чуть играя, чуть кокетничая, но столько силы и пронзительности в его тихом голосе, столько настоящего русского, будто бы древне-былинного, что через минуту забыто все - грубость и глупость Егора, его пьянство и хвастовство, забыта дорога и усталость, будто сошлись вместе и прошлое и будущее, и только необычайный голос звенит, и вьется, и туманит голову, и хочется без конца слушать, подпершись рукой, согнувшись, закрыв глаза, и не дышать и не сдерживать сладких слез.


...А закат прекрасен, а на лугах туман, как разлив, и черна полоска леса на горизонте, черны верхушки стогов. А ветви берез над головой неподвижны, трава волгла, воздух спокоен и тепел, но Аленке уже зябко, прижимается она к Егору, а Егор берет дрожащей рукой бутылку и глотает из нее, передергиваясь и хакая. Рот его полон сладкой слюны.
- Ну... - говорит он, вертит шеей, покашливает и предупреждает шепотом: - Только втору давай смотри мне!..
Он набирает полную грудь воздуха, напрягается и начинает заунывно и дрожаще чистейшим и высочайшим тенором:
    Вдо-о-оль по морю...
    Мо-о-орю си-и-инему...
Аленка зажмуривается, мучительно сотрясается, выжидая время, и вступает низко, звучно и точно - дух в дух:
    Плывет ле-ебедь со лебе-едушкою...
Но себя, но своего низкого, матового, страстного голоса она и не слышит уже - где уж там! Чувствует она только, как мягко, благодарно давит, сжимает ее плечо рука Егора, слышит только его голос.
Ах, что за сладость - песня, что за мука! А Егор, то обмякая, то напрягаясь, то подпуская сиплоты, то, наоборот, металлически-звучно, все выговаривает дивные слова, такие необыкновенные, такие простонародные, будто сотню лет петые:
    Плывет ле-ебедь, не всколо-о-охнется,
    Желтым мелким песком
    Не взворо-о-охнется...
Ах да что же это? И как больно, как знакомо все это, будто уж и знала она всю-то свою жизнь заранее, будто уж и жила когда-то, давным-давно, и пела вот так же, и дивный голос Егора слушала!
    Откуль взялся сизо-о-ой орел...
Стонет и плачет Егор, с глубокой мукой отдается пению, приклонив ухо, приотвернувшись от Аленки. И дрожит его кадык, и скорбны губы.
Ах, этот сизой орел! Зачем, зачем кинулся он на лебедя белого, зачем поникла трава, подернулось все тьмою, зачем попадали звезды! Скорей бы конец этим слезам, этому голосу, скорей бы конец песне!
И они поют, чувствуя одно только - что сейчас разорвется сердце, сейчас упадут они на траву мертвыми, и не надо уж им живой воды, не воскреснуть им после такого счастья и такой муки.
А когда кончают, измученные, опустошенные, счастливые, когда Егор молча ложится головой ей на колени и тяжело дышит, она целует его бледное холодное лицо и шепчет, задыхаясь:
- Егорушка, милый... Люблю тебя, дивный ты мой, золотой ты мой...
совина

Любовь или "сухота"

Сильно отозвалась мысль  Озара Прозорова из книги, цитирую с позволения пана автора smelding

Честно говоря, знакомство с любовными заговорами может не на шутку удивить нашего современника, привыкшего к совершенно другому отношению к этому «самому светлому чувству» ... В годы юности авторов была популярна песенка о том, что «жениться по любви не может ни один, ни один король». Совершенно так же обстояло в древней Руси, где князья «женили» своих сыновей на дочерях князей-союзников или «брали» соседскую княжну за своего сына. И это началось не при христианстве – «Олег привел Игорю жену из Плескова».
Как многие обычаи старой Руси, представление о любви, как вещи браку совершенно параллельной, сохранилось у крестьян. Молодые зачастую просто не видели друг дружку до свадьбы. Им желали «совет да любовь» гости на свадьбе, но, во-первых, это было только пожелание – все это предполагалось в возможном и желательном будущем, но никак не предполагалось в настоящем. Во-вторых, даже в пожелании любовь шла второй после «совета» – то есть способности договариваться, жить в мире. «Стерпится – слюбится» – вот народная формула супружеской любви. Кстати, пресловутые Петр и Феврония именно такую любовь и демонстрируют, в начале их отношений ни о какой любви речи нет, князь пытается обмануть лесную ведунью, а та на всякий случай оставляет его недолеченным, справедливо – как выяснилось – ему не доверяя. Основывать же брак на любви никому и в голову не приходило: «Любовь зла – полюбишь и козла», что же теперь, за козла замуж идти?

Чувство, сильное, неуправляемое, способное разбить давным-давно сложенный сговор семей, решивших породниться, доброй силой никто не считал. «Любовь – зла» – говорили в самом прямом и буквальном смысле. Зачастую это чувство и любовью-то не называли. Про любовь поп в церкви толкует, а это… «То, что мы называем любовью – писал Владимир Даль – простолюдин называет порчей, сухотой, которая должна быть напущена». От этой самой порчи, тоски, сухоты, кручины, томления, короче говоря, от этой хвори вели к знахарям – отчитывать.

Очень показательно в этом отношении столкновение двух взглядов на любовь – старого, сохранявшегося в народе, и модного, вычитанного в переводных романах – в пушкинском Евгении Онегине:
– И, полно, Таня! В эти лета
Мы не слыхали про любовь;
А то бы согнала со света
Меня покойница свекровь. –
"Да как же ты венчалась, няня?"
– Так, видно, бог велел. Мой Ваня
Моложе был меня, мой свет,
А было мне тринадцать лет.
Недели две ходила сваха
К моей родне, и наконец
Благословил меня отец.
Я горько плакала со страха,
Мне с плачем косу расплели
Да с пеньем в церковь повели.
И вот ввели в семью чужую...
Да ты не слушаешь меня... –
"Ах, няня, няня, я тоскую,
Мне тошно, милая моя:
Я плакать, я рыдать готова
!.."
– Дитя мое, ты нездорова;
Господь помилуй и спаси!
Чего ты хочешь, попроси...
Дай окроплю святой водою,
Ты вся горишь... – "Я не больна:
Я... знаешь, няня... влюблена".
– Дитя мое, господь с тобою! –
И няня девушку с мольбой
Крестила дряхлою рукой.

"Я влюблена", – шептала снова
Старушке с горестью она.
– Сердечный друг, ты нездорова.
"Оставь меня: я влюблена".

Основывать брак вот на этом, на «тошно», на «рыдать готова»? Брак «по любви» – тогда сказали бы «брак по тоске» – и не выговоришь! Сейчас это господствующий тип брака в России и всех белых странах. Зачастую недолгие, зачастую бесплодные, и уж в большинстве случаев определенно малодетные – браки по тоске. Не скажешь точнее.

// Прозоров Л., Калинкина Е. Вещая Русь. Языческие заговоры и арийский обряд. М.: Эксмо, 2012. С. 287–291.
Выделения в тексте - мои (Лада), в стихе - авторские.

Лада: хочу еще добавить, что помимо выбора супруга "по сухоте", часто наблюдаем также разводы и измены "по сухоте". "Ну полюбила я другого! Сердцу не прикажешь" - в современных понятиях это веский довод для разрушения семьи, а стоит ли ожидать другой судьбы для новых отношений?..
Песня есть народная:

"Сухотушка-сухота...
приневолила любить
чужемужнюю жену,
приневолила таскаться
по чужой стороне.
Чужемужняя жена
мне сударушка была,
а своя шельма-жена -
полынь горькая трава"..
.   Возвышенное, возвышающее чувство!
атрейя

потекла вода во колодезе стояла

Какое удовольствие идти прогулочным шагом, не торопясь в тепло, вдыхая напоенный весной воздух! 
Одеть недлинную юбку, чувствовать легко и подвижно, и не ругать потом себя за ледяные колени.
И даже перчатки не надеть!

Каке же мне надоело кваситься в своем унынии! Весна каждый раз высветляет и обновляет, хоть накануне не веришь, что тепло что-то изменит.
Капель манит из дому, по-кошачьи неоставимо, как в самые молодые и поэтические годы.))

ве

Редкие книги по нетривиальному САТАНИЗМУ,

которые продаются у нас в Лавке. Спешите видеть!


1. Библия Сатаны.
Collapse )

2. Лавей А.Ш. Основные трактаты.
Collapse )

3. Лавей А.Ш. Сатанинская ведьма. Избранные главы.
Collapse )


4. Некрономикон.
Collapse )

КАК ОБРЕСТИ?
В Москве: эти и другие книги по теме можно купить в книжной лавке в Олимпийском:
метро Проспект Мира, Книжная ярмарка в СК "Олимпийский", место 16 на 1 этаже (где у стадиона гардеробы). Все дни кроме Понед, 10-15 ч.
(перед приездом в Лавку лучше уточнить наличие книги в этот день по указ. ящику)

Из другого города: напишите на ящик ladolado@mail.ru , мы вышлем вам заказ по почте, наложенным платежом (т.е. оплата при получении). ПРИ ЗАКАЗЕ ОТ 3 КНИГ - СКИДКА 6%!
мстипечь

(no subject)

Озон - ж/довская контора, неоднократно убеждалась в этом, находя их собственные ангажированные рецензиии на книги вместо копирования форзаца самой книги. 

И нынче: смотрю у них книгу-исследование "Этнография детства".
Вижу ниже на странице - посмотрите, что они предлагают в качестве хитов этнографии - народоведения:



Особого внимания просят фамилии "этнографов".))
Русские, вы поняли, что вам нужно знать о своём народе?
ве

Лавка Велеслава: режим работы в новогоднюю пору (Москва)

Друзья!
Задумываетесь, что подарить близким на праздники?
Осталось 3 дня, чтобы запастись  добрыми и полезными подарками 
в Книжной лавке Велеслава в Олимпийском!
Мы работаем 25, 26 и 27 декабря с 10 до 15ч.,
после этого Олимпийский будет закрыт до 8го января.
Так что спешите!

Примеры знатного подарка:


Видео-семинар волхва Богумила "Народные славянские гадания"
диск 90мин + книжка - 300р.
Отличный подарок как женщине, так и мужчине, интересующимся традиционной культурой или эзотерикой.



свежее издание  волхва Велеслава
"Учение Волхвов: Белая Книга"
Редкий коллекционный выпуск: 100 экз. в кожаном переплёте! 
Кожа благородного винного цвета. - 1000р.


   набор для вышивания 
   традиционных оберегов "Родовые нити" -
 
   схема+канва+мулине+игла - от 120р.




   для детей:
   Волков А.С. Боги и мифы древних славян.
   Книга-альбом большого формата, полная иллюстраций - 100р.


... И многое другое! Ждём вас!

\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%\%
Большой выбор книг по славянской традиции, истории, Родноверию (язычеству),
а также по этническому и национальному вопросу  -
вы можете найти в лавке Велесова круга   в сети

и воочию: Москва, метро Проспект Мира,
Книжная ярмарка в СК "Олимпийский", 
место 16  в первом, самом нижнем этаже (вт-вс 10-15ч.)